Критика

Татьяна Осипцова

ЧИТАЯ ДИНУ РУБИНУ

Дина Рубина. «Белая голубка Кордовы»

Перевернута последняя страница романа «Белая голубка Кордовы». Все еще нахожусь под впечатлением и подозреваю, нескоро он отпустит меня, этот роман, этот герой…

По всегдашней своей привычке пытаюсь анализировать: в чем тайна обаяния именно этой вещи?

Сама себе отвечаю: во-первых, ни одного лишнего слова - хотя слов там достаточно, аж двадцать авторских листов – слов необычных, точных, а порой, в описаниях самых разнообразных ландшафтов – очень красивых. Признаюсь, именно наличие пустых, лишних слов и фраз - лишь бы набрать необходимое для издательского формата количество печатных знаков - обычно раздражает меня как читателя.

Еще понравилась структура построения романа Дины Рубиной. Перескоки из настоящего в прошлое даже не раскручивают спираль, а сжимают ее, повествование становится все более плотным, насыщенным, постепенно делая героя понятнее, раскрывая тайны его личности и тайны его рода. На последних страницах сжатая пружина уже не выдерживает, все кончается трагедией.

Тайны рода, «удела», повторения характеров и талантов в далеких потомках в этом романе не просто подтверждение открытых Менделем законов генетики, а судьба, рок, фатум.

В начале книги казалось, что живописные картинки Винницкого быта предков героя и его самого вставлены для колорита. Безусловно, они украшают произведение, но не только. Постепенно понимаешь, что корни настоящего - в прошлом героя и его мамы, его дяди, бабушки, деда…

«Белая голубка» густо населена персонажами. Стараюсь припомнить – есть ли среди них хоть один проходной, не сыгравший никакой роли, не повлиявший на судьбу героя или не раскрывший для читателя шире его натуру? Даже здоровяк, с которым Захар Кордовин подрался, придя в новую школу, появился на страницах романа не зря, и в самом конце он поможет герою через океан из своей Винницы. И вскользь упомянутый рояль, застрявший в комнате соседей после превращения дедовской квартиры в коммуналку – вновь появляется, когда рассвирепевший молодой Захар находит способ протиснуть его в узкую дверь, лишив соседей имущества, которое они уже привыкли считать своим. Этот короткий эпизод характеризует героя с новой, беспощадно-справедливой стороны. Как тут не вспомнить Чехова с его ружьем!

Захар Кордовин становится понятен постепенно, исподволь. Вначале его воспринимаешь всего лишь как талантливого пройдоху, виртуоза-афериста, не только изобретшего оригинальный способ подделки картин, но и своим авторитетом, мастерством, своей кистью дающего имена малоизвестным художникам прошлого. Он продумывает многоходовые комбинации, обставляется результатами лабораторных исследований и заключениями специалистов, чтобы через несколько лет продать полотно на Sotheby's, Christie's, или втюхать его не слишком сведущему коллекционеру. Но по мере чтения проникаешься симпатией к этому волку-одиночке, мужчине, с пятнадцати лет ищущему в каждой женщине свою самую большую утерянную любовь – маму. Жалеешь его, мучимого кошмарными снами за то, что мальчишкой по глупости продал семейную реликвию, «удел» рода. Ближе к концу романа понимаешь, откуда взялся «мнимый артрит» и почему он не пишет полотен под своим именем. И лишь на самых последних страницах полностью раскрывается тайна рода Кордовиных-Кордоверов, раскрывается неожиданным, волшебным и трагическим образом. Захар встречает в Кордове девушку – точную копию его матери в юности, такую же порывистую, своенравную, она оказывается дальней-предальней родственницей и в ее доме находится семейная реликвия, чаша, парная той, что он когда-то продал. Если бы это было единственной виной Кордовина… В один миг он осознает, что недавно опять предал свой род, предал подло, изощренно, и продал очень дорого.

Стиснутая пружина повествования еле держится, вот-вот последует отдача… и она наступает. У героя не остается выбора, но тот, что он сделал, по своей смелости и дальновидности практически повторяет поступок его деда.

Не только герой романа, но и все появляющиеся на страницах персонажи колоритны и интересны по-своему: тетка Захара Жука, дядя Семен, городские сумасшедшие из Винницы, боевая подруга Марго, погибший друг Андрюша, коллекционер Босота, и многие-многие другие. Роман изобилует подробностями труда живописца и… поддельщика живописи, упоминается множество имен художников, названий полотен – это, безусловно, интересно. И вообще, собранная Диной Рубиной фактура обширна. По ходу действия героя кидает из города в город, из страны в страну, и все это автор описывает, дает свое видение места, времени, истории.

Для меня в этом тоже заключается одно из достоинств романа: узнавание родных мест - ленинградский период героя (я в те же годы жила рядом), и открытие для себя новых – Винница, Израиль, Испания… Если вдруг окажусь там – буду искать улицы, по которым ходил Кордовин.

И, конечно, буду искать книги Дины Рубинной, на полках книжных магазинов, в Интернете – неважно, где - но ее произведения я всегда буду читать с интересом.

Татьяна Осипцова
litacademia.ru,
02 ноября 2010 г.