Критика

Леонид Гомберг

ОХОТНИК ИЛИ ЖЕРТВА?

Дина Рубина. «Белая голубка Кордовы»

С главным героем романа Дины Рубиной «Белая голубка Кордовы» (М.: Эксмо, 2009) искусствоведом, экспертом и мастером подделок шедевров живописи Захаром Кордовиным читатель знакомится во время очередной аферы с поддельным шедевром. Казалось бы, криминальная тема заявлена автором как основа сюжета романа. Но на самом деле, как это часто случается у Дины Рубиной, внешние, самые яркие проявления характеров героев оказываются лишь маской куда более серьезных, глубинных процессов.

Захар Кордовин родился в Виннице в послевоенные годы, учился живописи в Ленинграде, несколько лет провел в Стокгольме, теперь живет в Иерусалиме, а для устройства своих дел мотается по всей Европе. Случайно цепкий глаз эксперта обнаруживает в одном из испанских кафе старинную картину, которую после «обработки» Кордовин продает за огромную сумму Ватикану под видом подлинника Эль Греко. Жизнь, как говорится, налаживается… Однако давняя криминальная история, тянущаяся еще с питерских времен, диктует герою экстремальный образ действий — убийство из мести. В результате Кордовин «прокалывается» — охотник превращается в жертву, причем жертву неизбежную.

Рядом с «реальными событиями» в книге содержатся удивительные данные о предках Кордовина, близких и очень далеких, винницких евреях и испанских корсарах XV века, потомках изгнанных из Испании иудеев. Старинный «кубок», некогда попавший в семью Кордовиных (это был кос кидуш для ритуальных благословений), становится символом особого «удела» древнего рода, свидетельством его принадлежности к еврейскому народу. Бездумная продажа семейной реликвии оборачивается кошмаром всей жизни Кордовина.

Должен ли древний род прерваться и сгинуть из-за утраты своего удела, за который в другие времена люди шли на костер инквизиции? Или же время все искупает и исцеляет? Это вопрос вопросов, на который у Дины Рубиной есть свой честный и нелицеприятный ответ.

Особое место в романе занимают эпизоды, посвященные жизни послевоенной Винницы, традиционного места проживания евреев на Украине, — но уже после окончательного крушения еврейского цивилизационного комплекса в Восточной Европе после Второй мировой войны. Мы не однажды читали о чудовищных цифрах потерь еврейского населения, о кошмарных преступлениях немецких нацистов и их местных приспешников. Но очень редко художникам удается показать непосредственные последствия этих катастрофических перемен. Убогая, искалеченная, исковерканная Иерусалимка*, несущая тлен времени, потеряв веру и традиции, вопреки всякой логике умудряется сохранять вековой дух народа. При этом на глазах формируется новое пространство, на котором уже после Холокоста должны как-то уживаться вместе совсем разные люди: русские, евреи, украинцы. Правдивое художественное воплощение этой темы — огромная заслуга Дины Рубиной.

И последнее. Во многих своих книгах писатель поднимает весьма неудобную тему сосуществования европейской и мусульманской цивилизаций. Случается, этот вопрос становится главным в произведении Дины Рубиной, иногда вроде бы отступает на второй или даже третий план. В романе «Белая голубка Кордовы» такой фрагмент можно считать всего лишь «лирическим отступлением». В сущности же это крик, с помощью которого писатель, искушенный в ближневосточной экзотике, пытается предупредить зазевавшихся европейцев, опустивших руки «перед новыми гуманитарными ордами» (курсив Д. Рубиной. — Л.Г.). Как и всякий жест отчаяния, он лишен того, что «здравомыслящие люди» называют политкорректностью. Приглашенные испанцами мавры однажды уже захватывали Пиренейский полуостров на несколько веков; не приходится сомневаться, что вторая часть этой драмы по окончательному решению европейского вопроса, развернувшаяся на наших глазах, будет куда более кровавой, чем первая. Разумеется, мы вольны воспринимать это как частное мнение Дины Рубиной, но прислушаться к нему все же стоило бы основательно.

Леонид Гомберг
Журнал "Алеф", №993, январь 2010 г.